April 12th, 2019

МАРКО ФЕРРЕРИ: РАСЧЛЕНЕНИЕ МУЖСКОГО ОБРАЗА (начало)

ПАКЕТИК "ФЕРВЕКСА" В СТАКАНЕ ВОДЫ

Его фамилия перекликается с итальянской компанией, выпускающей спортивные автомобили, и фамилией американского режиссера - Абеля Феррары. Массовому зрителю Феррери, к сожалению, не так известен, как его соотечественники Феллини, Бертолучи, Пазолини, Брасс, Ардженто... Начав с сатиры и черного юмора, Феррери ушел в авторское кино, до самого последнего фильма оставаясь верным себе. В каждой его работе в той или иной мере присутствует гротеск. Режиссер не боится откровенных сцен, но умудряется не перегибать палку. Не будучи ремесленником, Феррери удачно миновал болото эпохи “эксплотейшн” - с изяществом сочетая в своих фильмах, как откровенные эротические, так и философские мотивы, построенные, в основном, вокруг фигуры мужчины и женщины. Умирание мужского начала, примат женского над мужским, и, как результат, превращение женщины в полностью автономную единицу - основные темы его картин 70-х годов.

Фильмы, о которых мы будем говорить, сняты Феррери после “Большой жратвы”.

Безусловно эта картина – самая известная работа Ферерри и одна из лучших. То, что маньяк из фильма “Семь”, заставлял свою жертву делать насильно - герои “Жратвы” делают добровольно...

Четыре героя, “убивающие” сами себя в животном, доведенном до абсурда, поглощении пищи - креативная идея, витающая в воздухе и подхваченная Марко Феррери. Иными словами, когда получение удовольствия доводится до уровня нон-стопа – люди самоуничтожают себя. Тут вам и отсылка к де Саду с его героями-либертенами, собирающимися в замке и предающимися всевозможным извращениям, и культ еды, воспеваемый Рабле в его романах. Еда, секс - и во всем этом излишестве четыре заблудившихся мужчины, назначившие встречу со смертью в тихом загородном доме... Очень красив сад, на фоне которого все и происходит.

В какой-то момент человек может потерять вкус. От избытка, от ощущения вседозволенности. Радости нет. Только скука. А "будущее - это женщина".
Collapse )

МАРКО ФЕРРЕРИ: РАСЧЛЕНЕНИЕ МУЖСКОГО ОБРАЗА (продолжение)

НЕ ГРОТЕСК, НЕ САТИРА, НЕ БРЕД

К фильму "Дом улыбок" (1991) очень подходит цитата советского писателя Федина: “Человек, доживающий свои дни, часто обременителен и скучен” .

На этот раз Марко Феррери затронул такую щекотливую тему, как дом престарелых. Если бы фильм о подобном снимали в России, картина бы, скорее всего, вышла удручающей, в упаднических тонах, что-нибудь в стиле “Земли обетованной”. Но в каких бы условиях не жили стареющие люди – в жаркой Италии или в какой другой прогрессивной буржуазной стране – они все равно остаются отcлужившими свой срок людьми. Старики уходят на покой, молодым у нас дорога.

Во всех своих прошлых фильмах Феррери по разному обыгрывал тему умирания мужского и торжества женского начал. Здесь, в образе стариков, он демонстрирует то же самое: ничтожного мужчину и сильную, свободолюбивую, не боящуюся перемен – женщину.

В главной роли снялась звезда шведского кино – Ингрид Тулин. Так получилось, что эта картина стала последней в творчестве актрисы. По сюжету, ее героиня добровольно уходит в дом престарелых, чтобы навсегда порвать вся связи с внешним миром. После смерти сына старая женщина чувствует себя лишней, вся сущность невестки раскрывается с первых кадров, внучки не желают бабушке зла, но по сути – равнодушны к старушке. Без денег, без жилья – героиня решает закончить свои деньки в доме престарелых.

Здесь героиня встретит свою любовь в лице дирижёра Андреа.
Collapse )

МАРКО ФЕРРЕРИ: РАСЧЛЕНЕНИЕ МУЖСКОГО ОБРАЗА (окончание)

ПЛАЧ О ПОТЕРЯННОМ РАЕ

Я не ставил своей целью свести все фильмы Феррери после 1976 года к одному знаменателю. Скорее - это путеводитель. Попытка выстроить чёткую линию образной системы, насладиться её видом с высоты птичьего полёта и не бояться, что волны прилива скроют мою береговою линию. Не скроют. То, что написано, не вырубить топором. Задача, которую я поставил перед собой в начале просмотра всей "серии" фильмов, двигала мной в процессе - так что я "включался" в каждую картину. Ощущение, с которым строишь стену, кирпичик за кирпичиком. Отступать поздно. Главное, не замуровать себя.
35Мой любимый фильм Феррери "Прощай, самец". Что-то роднит его с "Большой жратвой". Не идея, не суть, а наслаждение от погружения в вымышленный мир, которого никогда не будет. И не было.
"Большая жратва" строится по закону театрального спектакля - единство времени и места. Загородный дом с уютным садом, скульптурами, собаками и женщинами. Место - где жить бы и жить, наслаждаясь жизнью. В "Прощай самец" - декорации города напоминают подмостки сцены, подкупают своей покинутостью, пустотой, вычищенностью от людей и каким-то театральным величием во всём - начиная от забытой на берегу Гудзона гигантской фигурой Кинг-Конга и заканчивая пожаром в музее восковых фигур.

Снимать после "Дневника маньяка" как будто уже невозможно. Почти так и вышло: "Нитрат серебра", посвящённый истории кино, никак не вписываются в тему нашего обсуждения.

Как-то на вопрос журналиста Феррери ответил: "Я хочу, чтобы меня вообще не вспоминали."
Collapse )