Эн-дрю... (graffik) wrote,
Эн-дрю...
graffik

Categories:

"ПУСТЬ ЗЛО ПРИДЕТ В МИР, НО НЕ ЧЕРЕЗ МЕНЯ!": фильм “Три билборда на границе Эббинга, Миссури".

“Ты хочешь сказать, что Бога нет? Мир – иллюзия? И не важно, что мы здесь творим? Надеюсь, что нет…”

Героиня фильма “Три билборда на границе Эббинга, Миссури ” одержима местью, но она не собирается вершить правосудие в стиле “Грязного Гарри” или рефлексировать подобно герою Майкла Дугласа из фильма с говорящим названием “С меня хватит”.
“Три билборда на границе Эббинга, Миссури ” – фильм не о супергерое. В первую очередь, он напоминает нам о несправедливости. О том, что чужое горе – никогда не станет твоим, каким бы чувствительным и сострадательным ты ни был.

Милдред Хейс затаила злобу. Она не может забыть обуглившееся тело своей дочери, которую изнасиловали, а потом сожгли. У полиции – нет улик. Дело фактически закрыто. С того времени прошло 8 месяцев. И вот однажды, проезжая на машине, Милдред обращает внимание на три пустующих рекламных щита у обочины. Одному Богу известно, какие звезды сошлись в воспаленном мозгу женщины, но она принимает решение, которое коренным образом изменит жизни многих людей…

Милдред продает прицеп своего бывшего мужа и на вырученные деньги арендует три билборда на окраине города. “Насиловали, пока умирала“, “По-прежнему нет арестов “, “Как же так, шериф Уиллоуби?“: отныне такие слова увидит каждый, кто окажется на этой Богом забытой дороге, по которой проезжают “разве что заблудившиеся и дебилы”.
Если учесть, что шериф Уиллоуби болен раком и долго не протянет, можно предугадать, что у большей половины городка – подобный поступок убитой горем женщины вызовет осуждение.
Священник попытается надавить на этику.
Дантист откажется делать анестезию перед удалением зуба.
Неизвестный человек побьет часть посуды в лавке, где работает Милдред.
Школьник швырнет на лобовое стекло машины Милдред стакан с чем-то похожим на кока-колу.
В одно мгновение женщина становится персоной нон-грата. Одна против всего города. Практически, героиня вестерна – только без порохового дыма, выстрелов и музыки в стиле Дикого Запада.
Если “Левиафан” Звягинценва – фильм о тотальной несправедливости и попытке маленького человека побороться с властью – заканчивается трагически, то “Три билборда на границе Эббинга, Миссури ” – не оставляет горького послевкусия после просмотра. Это, скорее, притча. Цель режиссера не в том, чтобы показать зрителю одержимую местью женщину, которая благодаря своему настырному характеру добивается правосудия – или наоборот остаётся у разбитого корыта. Поиск насильника – всего лишь спичка, от которой разгорается драма и комедия человеческих судеб. Путешествие на фоне декораций Одноэтажной Америки – в результате которого зритель становится свидетелем духовного перерождения. Человека можно изменить. Очертить круг, показать направление движения. Таким вектором – выступает любовь.
“Три билборда на границе Эббинга, Миссури ” – фильм о том, как из никчемного, самовлюбленного человека может распуститься яркий цветок.
Речь идет о лейтенанте Диксоне, которого играет Сэм Рокуэлл.

Диксон тупо просиживает штаны в полицейском участке, разгадывать кроссворды и слушать плеер – вот и вся его служба. Неприятный тип. Глупый, ни к чему не стремящийся маменькин сынок. Ко всему прочему, еще и расист. По ходу фильма с ним начинают происходить метаморфозы…
Очень “нравоучительная” сцена, когда обгорелого и похожего на мумию Диксона привозят в палату. По иронии судьбы его соседом оказывается паренек по имени Ред, которого Диксон несколько дней назад выкинул из окна – просто за то, что тот сдал в аренду Милдред злосчастные билборды. Сосед “по несчастью” участливо спрашивает у “новенького“, не хочет ли он попить. Зритель видит только глаза Диксона – в них за эти несколько секунд рушится старый мир. Приходит чувство стыда. Стыда, который Милдред Хейс старается всеми силами вызвать у окружающих. Но если история с билбордами провоцировала скорее на проявление ненависти, чем на сострадание чужому горю, то при виде изуродованного паренька внутри Диксона происходит слом. У него хватает смелости признаться, кто он. Кажется, нет удобнее ситуации, когда жертва может высказать палачу все, что о нем думает. Вместо этого Ред ставит на столик стакан с трубочкой.
Такие сцены, как эта, могут показаться нарочито библейскими. Но именно они составляют основу фильма, как и сюжетная линия, связанная с шерифом Уиллоуби. Именно благодаря ему, Диксон начинает понимать кое-что сокровенное и главное, о чем он и думать забыл, живя со своей мамой-алкоголичкой в небольшом доме у дороги.
Все они – Милдред, Уиоллоуби и Диксон – переплетаются между собой, как цветки из венка общих человеческих страданий.
Больной раком шериф прекрасно понимает, что долго не протянет. Фраза “Как же так, шериф Уиллоуби?” - от которой возмущенный город, словно рой пчел, пришел в движение, для самого адресата стала не более чем напоминанием о том, что смерть не за горами, что она уже, словно лошадь, бьет копытами и ломится в дверь семейного счастья. И лучшее, что можно сделать – уйти из жизни с прекрасными воспоминаниями о ней.
Поэтому однажды ночью Уиллоуби заходит в конюшню, надевает себе на голову мешок и спускает курок. Ничто не предвещало кровавую развязку. Весь день шериф играл с детьми, занимался любовью с женой на природе, пил вино…
После себя он оставил письма: Диксону и Милдред.
Именно письмо – помогает Диксону посмотреть на свою жизнь с другой стороны… Уиллоуби пишет о том, что надо любить. Что для того, чтобы стать полицейским – нужна любовь.
Слова шерифа – свет в конце туннеля. И Диксон начинает следовать за ним.
В начале фильма есть такая сцена: Милдред стоит у окна и переворачивает жука, лежащего на спинке. Диксон – и есть тот жук, которому помогают встать на ноги.
“Юг уже совсем не тот!” – говорит Диксон своей матушке, покачивающейся в кресле-качалке. Те, кто с сочувствием относятся к Югу Америки, понимают, о чем речь.
Тема войны Севера и Юга в фильме не упоминается. Но ведь именно Миссури (один из южных штатов) – режиссер выбрал местом действия.

***

В повести Токаревой “Террор любовью” героиня, передумав сдавать свою мать в дом престарелых, говорит такие слова: “Пусть зло придет в мир, но не через меня”. В фильме – похожую фразу (“Гнев порождает еще больший гнев”) произносит молодая красивая дурочка, к которой сбежал муж Милдред Хейс. Не о дурочке – речь. Да и фраза эта принадлежит Аристотелю.
Парадокс в том, что, зная о последствиях, мы позволяем себе “пускать зло” через себя в наш и так уже загнивающий мир.
Поступок Милдред тоже – в какой-то степени – зло. Но, как показывает фильм, даже рефлексия одного человека – может стать спасительным кругом для другого. Для Диксона таким спасительным кругом – стали 3 билборда на границе Эббинга…
В конце фильма, когда Диксон и Милдред едут в машине, как какие-нибудь герои Сэма Пекинпа, убегающие от закона, - с целью “пропустить в этот мир” новую порцию зла, зритель понимает, что этого не произойдет. Потому что не надо. Бессмысленно порождать зло.

- Так мы убьем насильника?
- По дороге решим…



У фильма – открытый финал. Главное – после просмотра зритель не уйдет в подавленном состоянии. В очередной раз осознав, что дело не в том, чтобы добиться справедливости, а в том, чтобы остаться человеком – несмотря на бессилие закона, на общественное мнение, на то, что нет счастья в личной жизни, несмотря на то, что ты смертельно болен…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments